Татьяна Грудкина. Человек редкого сердца.

На закате жизни Александр Васильевич Суворов составил такое завещание: «Потомство мое прошу брать мой пример: всякое дело начинать с благословением Божиим; до издыхания быть верным государю и Отечеству; избегать роскоши, праздности, корыстолюбия и искать славы через истину и добродетель». Во всей полноте завет своего великого отца исполнила его единственная дочь, которую современники считали идеалом чистоты, доброты и милосердия.

Дочь полководца
Проводивший жизнь в походах и сражениях Александр Васильевич Суворов женился, когда ему исполнилось 44 года. Варвара Ивановна Прозоровская, в два раза моложе мужа, обликом своим являла полную ему противоположность: высокая, пышная красавица, обожавшая светские развлечения и с удовольствием транжирившая деньги. Она надеялась, что брак с Суворовым откроет ей двери в самые богатые и модные столичные салоны. Но все вышло по-другому.
Влюбленный Суворов свою Варюту не отпускал ни на шаг: медовый месяц в малороссийских гарнизонах, затем – Крым, Таганрог, Астрахань. Кочевая жизнь стоила супругам двух мертворожденных детей. Когда при смерти оказался третий ребенок – дочь Наталья, Суворов не выдержал и отправил жену в свое псковское имение. С оказией посылал беспокойные письма, при всякой возможности приезжал. Младенец поправился, но возвращаться в гарнизон Варвара Ивановна отказалась. Вблизи северной столицы, в знакомой обстановке она зажила по-старому: вечеринки, сплетни, поклонники. Обманутый муж подал на развод, однако родственники заставили супругов примириться. Но после рождения сына Аркадия последовал окончательный разрыв. «В домашней жизни я бывал ранен гораздо больше, чем на войне», – с горечью признавался полководец.
Девятилетнюю Наташу определили в Смольный институт благородных девиц – закрытое привилегированное учебное заведение. Царивший там строгий порядок, дисциплина и бытовая простота пришлись Суворову по душе. К тому же в Смольном воспитывали не кокеток и не модниц, а будущих жен и матерей. Боевой генерал очень тосковал по любимой дочери и писал ей самые нежные и трогательные письма.

Суворочке от Суворова
«Милая моя Суворочка! Письмо твое я получил. Ты меня так им утешила, что я по обычаю моему от утехи заплакал. Благословение Божие с тобою».
«Голубушка Суворочка, целую тебя. Когда Бог даст, будем живы и здоровы и увидимся, рад я с тобою поговорить о старых и новых героях, лишь научи меня, чтоб я им последовал. Ай да Суворочка, здравствуй, душа моя, в белом платье , носи на здоровье, расти велика».
«Что хорошего, душа моя сестрица? Мне очень тошно; я уж от тебя и не помню, когда писем видал. Мне теперь досуг, я бы их читать стал. Знаешь, что ты мне мила: полетел бы в Смольный на тебя посмотреть, да крыльев нет».
«Душа моя Наташа, Божие благословение с тобою. Будь благочестива, благонравна и в праздности не будь. Как будто мое сердце я у тебя покинул. Я тебя буду везде за глаза целовать. Как пойдешь куда гулять, и придешь назад домой, то помни меня, как я тебя помню».
«Сберегай в себе природную невинность, когда напоследок окончится твое учение. Насчет судьбы своей предай себя вполне Промыслу Всемогущего, и, насколько позволит тебе твое положение, будь непререкаемо верна великой монархине».
«Богиня невинности да охраняет тебя всегда. Помни, что дозволение свободно обращаться с собою порождает пренебрежение. Берегись этого. Приучайся к естественной вежливости, избегай людей, любящих блистать остроумием: по большей части это люди извращенных нравов. Будь сурова с мужчинами и говори с ними немного, а когда они станут с тобой заговаривать, отвечай на похвалы их скромным молчанием. Надейся на Провидение! Оно не замедлит упрочить судьбу твою. Я за это отвечаю».

Августейшая сваха
В 1791 году, в возрасте 16 лет графиня Наталья Александровна Суворова-Рымникская окончила Смольный институт одной из лучших выпускниц с присвоением императорского шифра и была пожалована во фрейлины к императрице Екатерине II. Однако отец всерьез опасался, что при дворе, где более ценятся льстивость и вероломство, чем искренность и простота, его Суворочка может заразиться тлетворным салонным духом. «Целомудрие дочери дороже мне жизни и собственной чести», – и поселил ее в доме своего племянника графа Д.И.Хвостова .
Скромная и добросердечная Наташа, дочь великого Суворова и наследница его огромного состояния стала завидной невестой. Но все как-то не складывалось: то Наташе жених не нравился, то ее отцу. По этому поводу они даже перебрасывались шутливыми стихами.
От Суворова:
Я весел и здоров, но лишь немного лих
Тобою, что презрен мной избранный жених.
Когда любовь твоя велика есть к отцу,
Послушай старика: дай руку молодцу!
Ответ Наташи:
Для дочери отец на свете всех святей,
Для сердца же ее любезней и милей;
Дать руку для отца, жить с мужем поневоле,
И графска дочь – ничто, ее крестьянка боле.
Наконец, в дело вмешалась сама императрица, и к Суворовым посватался граф Николай Александрович Зубов, брат монаршего фаворита. Известный Суворову как храбрый офицер, он и Наташе пришелся по душе. К тому же воле такой свахи, как Екатерина II, никто воспротивиться не посмел. Весной 1795 г. молодых обвенчали, и они уехали в родовое поместье Зубовых Фетиньино под Владимиром.

Неизвестный Суворов
Горечь от новой разлуки отец мог излить только в письмах: «Наташа отдана мужу. Он ко мне не пишет, я к ним не пишу – Божие благословение с ними! Родство и свойство мое с домом моим: Бог, государь и Отечество». Вскоре одиночество великого полководца усугубилось еще более. Воцарившийся император Павел, ненавидевший все, что было связано с именем его матери, лишил Суворова всех чинов и званий, и сослал в новгородскую губернию под надзор полиции. Обыкновенно эту страницу жизни полководца представляют некой дачной вакацией : пел на клиросе, звонил на колокольне, играл «в бабки» с деревенскими мальчишками. На самом же деле, с героем Измаила и Очакова обращались, как с государственным преступником. Суворову было приказано никого не принимать, никуда не уезжать, писем не писать. Приставленный надзиратель занял все лучшие комнаты в барском доме и всячески притеснял хозяина. Опальный полководец часто уединялся во флигеле – «светелке», где висел портрет его дочери. Здесь он много читал, работал над своей «Наукой побеждать».
Летом 1797 г. Наташа смогла добиться свидания с отцом, и, взяв с собой новорожденного сына Александра и брата, на несколько недель приехала в Кончанское. Ее поразило, насколько искренней и глубокой была вера ее отца. Всеми забытый, униженный, больной старик каждый день встречал словами радости: «Слава Тебе, Показавшему нам свет!» Глубокое покаянное чувство заставила его взяться за написание канона Спасителю и Господу Иисусу Христу . К Пасхе он посылал в петербургскую тюрьму несколько тысяч рублей на выкуп неимущих должников. Значительную часть доходов со своих имений тратил на строительство Божиих храмов – и никому никогда не отказывал в помощи. «Служу Богу Небесному» – повторял Суворов и, приняв решение уйти в монастырь, обратился к царю за разрешением удалиться в Нилову Пустынь. В ответ он получил предписание явиться в Петербург за новым назначением в действующую армию.

Сердце, отданное детям
Семейную жизнь Суворочки трудно назвать счастливой, слишком разными людьми были супруги. Застенчивая, молчаливая графиня сторонилась светской жизни, предпочитая уединение и молитву, а Зубов не мог долго находиться в деревне: ему по нраву были балы, кутежи и скачки. Она привыкла к простоте и бережливости, а супруг мог пустить целое состояние на разведение породистых лошадей.
Первые годы нового XIX века заточенными ножами прошлись по сердцу Натальи Александровны. В мае 1800-го скончался отец, осенью – годовалая дочь Надежда. В марте 1801-го муж принял участие в дворцовом заговоре и запятнал себя кровью императора, нанеся Павлу Петровичу удар табакеркой. Не в силах вынести позора, графиня заявила мужу об уходе, но развестись с ним не успела: в 1805 г. Николай Зубов внезапно скончался. В эти горестные годы ее поддерживали слова отца: «Как бы плохо не приходилось, никогда не отчаивайся, держись, пока силы есть». И молилась она так же, как он: с искренним дерзновением и полным упованием на волю Всевышнего.
Наследница огромных состояний отца и мужа Наталья Александровна стала одной из самых богатых женщин Российской империи. Блеском своих бриллиантов она могла бы затмить всех дам высшего света, но решила, что ее лучшие уборы и украшения – это дети. Александр, Платон, Вера, Любовь, Ольга и Валериан отвечали своей матери любовью и преданностью. «О, маменька! Любезная маменька, – писал из Петербурга сын Платон, – приезжайте скорее, возвратите веселие, радость моей душе, пресеките долгую нашу разлуку! Прося Вашего благословения, остаюсь навсегда всепокорным сыном».
Старшие сыновья с отличием окончили петербургский пажеский корпус, с занесением имен на мраморную доску. Они выросли настоящими патриотами своей страны, людьми высокой честности и прямоты. «Я – русский и не хочу употреблять вместо моего языка посторонний, – заявлял Платон. – Разве он хуже, разве мысли мои и мое почтение и мою привязанность я не могу изъяснять на природном языке так, как на французском?» Дочери, воспитанные в простоте и благочестии, не гнушались собственноручно расчищать снег во дворе дома.

Жизнь благочестивая и кончина блаженная
Война 1812 года застала Зубовых в Москве. Они не смогли вовремя покинуть столицу, а когда наконец-то добрались до городской заставы на Владимирском тракте, то были остановлены французским патрулем. Узнав, что перед ними дочь и внуки великого Суворова, французы проводили их с воинскими почестями.
За искреннюю доброту и душевную щедрость графиню Зубову называли «человеком редкого сердца». Она приняла самое активное участие в создании благотворительного «Общества патриотических дам»: навещала раненых в госпиталях, брала на попечение сирот и вдов, устраивала бесплатные обеды для бедняков. Однажды в Петербурге, около Петропавловской крепости она спасла от жестокой расправы несколько пленных французских солдат. Одно слово дочери того, кто всегда проявлял к побежденным христианское человеколюбие, остановило разъяренную толпу. Узнав об этом, император наградил графиню Зубову малым крестом ордена великомученицы Екатерины – «За особые заслуги перед Отечеством».
В память о своем великом отце Наталья Александровна построила несколько великолепных храмов , посадила огромную березовую рощу, впоследствии названную Суворовской, и всю жизнь хранила в сердце его последние слова: «Все – мечта, покой души – у Престола Всевышнего». Она блаженно скончалась весной 1844 г., согретая любовью своего большого и дружного семейства. В путь всея земли дочь Суворова провожали обе столицы, а чин отпевания совершил сам Московский митрополит Филарет (Дроздов).

 

http://slvf.ru/татьяна-грудкина-человек-редкого-се/

Print your tickets