Виленские мученики Анто́ний, Иоа́нн и Евста́фий

Свя­тые му­че­ни­ки Ан­то­ний, Иоанн и Ев­ста­фий Ви­лен­ские, Ли­тов­ские слу­жи­ли при дво­ре ве­ли­ко­го кня­зя Ли­тов­ско­го Оль­гер­да (1345–1377). Жи­тей­ские рас­че­ты по­двиг­ну­ли Оль­гер­да при­нять хри­сти­ан­ство для то­го, чтобы, же­нив­шись на пра­во­слав­ной ви­теб­ской княжне Ма­рии Яро­славне († 1346), рас­ши­рить свои вла­де­ния. По­на­ча­лу князь по­кро­ви­тель­ство­вал пра­во­слав­ной ве­ре: он раз­ре­шил ду­хов­ни­ку кня­ги­ни Ма­рии свя­щен­ни­ку Несто­ру про­по­ведь, поз­во­лил вы­стро­ить несколь­ко хра­мов – два в Ви­теб­ске и один в Вильне (ныне Виль­нюс) во имя свя­той му­че­ни­цы Па­рас­ке­вы. Отец Нестор об­ра­тил несколь­ко при­двор­ных ли­тов­цев-языч­ни­ков в пра­во­сла­вие. Сре­ди них бы­ли два бра­та из мест­ной зна­ти – Нежи­ло и Ку­мец, на­зван­ные во Свя­том Кре­ще­нии Ан­то­ни­ем и Иоан­ном. По­сле смер­ти су­пру­ги Оль­герд под дав­ле­ни­ем ли­тов­ских язы­че­ских жре­цов, имев­ших боль­шое вли­я­ние на на­род, от­ка­зал­ся от хри­сти­ан­ства и вновь стал по­кло­нять­ся идо­лам. Свя­тые Ан­то­ний и Иоанн про­дол­жа­ли со­блю­дать все хри­сти­ан­ские обы­чаи, в част­но­сти, не ели ско­ром­ной пи­щи в пост­ные дни. Жре­цы ста­ли тре­бо­вать, чтобы ве­ли­кий князь Ли­тов­ский на­ка­зал свя­тых Ан­то­ния и Иоан­на. Оль­герд уго­ва­ри­вал Ан­то­ния и Иоан­на от­ка­зать­ся от хри­сти­ан­ства. Бра­тья не из­ме­ни­ли сво­ей ве­ре. То­гда раз­дра­жен­ный князь при­ка­зал бро­сить их в тем­ни­цу. Це­лый год то­ми­лись бра­тья в нево­ле. Млад­ший из бра­тьев, свя­той Ан­то­ний, му­же­ствен­но и тер­пе­ли­во пе­ре­но­сил стра­да­ния, а стар­ший, Иоанн, не вы­дер­жал ис­пы­та­ний. Втайне от бра­та Иоанн объ­явил Оль­гер­ду, что го­тов под­чи­нить­ся его во­ле, лишь бы ему воз­вра­ти­ли сво­бо­ду.

Об­ра­до­ван­ный от­ступ­ни­че­ством уз­ни­ка, князь осво­бо­дил не толь­ко Иоан­на, но и свя­то­го Ан­то­ния. Иоанн, хо­тя внешне и ис­пол­нял язы­че­ские об­ря­ды и обы­чаи, но в серд­це сво­ем оста­вал­ся хри­сти­а­ни­ном. Свя­той Ан­то­ний же всем сво­им об­ра­зом жиз­ни от­кры­то ис­по­ве­дал Пра­во­сла­вие. Бра­та сво­е­го уко­рял за ма­ло­ду­шие и тру­сость, при­зы­вал его по­ка­ять­ся и вновь от­кры­то ис­по­ве­до­вать Имя Хри­сто­во.

Од­на­жды к кня­же­ско­му сто­лу, ку­да бы­ли при­гла­ше­ны и свя­тые бра­тья, бы­ло по­да­но мяс­ное блю­до. Иоанн, хо­тя был пост­ный день, из бо­яз­ни му­че­ний не ре­шил­ся от­верг­нуть ско­ром­ную пи­щу. Ан­то­ний же, от­кры­то ис­по­ве­дуя се­бя хри­сти­а­ни­ном, от­ка­зал­ся от мя­са. Раз­гне­ван­ный князь вновь бро­сил свя­то­го Ан­то­ния в тем­ни­цу. От­рек­ший­ся брат остал­ся на сво­бо­де, но с ним, как с пре­да­те­лем, пе­ре­ста­ли об­щать­ся не толь­ко хри­сти­ане, но и языч­ни­ки. Иоанн осо­знал свой тяж­кий грех и стал со сле­за­ми ка­ять­ся в сво­ем ма­ло­ду­шии. Свя­той Ан­то­ний от­ме­тил, что брат­ские от­но­ше­ния у них мо­гут быть толь­ко в том слу­чае, ес­ли он от­кры­то начнет ис­по­ве­до­вать ве­ру в Гос­по­да Иису­са Хри­ста. Чтобы ис­пол­нить во­лю бра­та, Иоанн ис­кал удоб­но­го слу­чая объ­явить се­бя хри­сти­а­ни­ном.

В удоб­ное вре­мя, ко­гда кня­зя окру­жа­ла мно­го­чис­лен­ная тол­па при­двор­ных, свя­той Иоанн гром­ко объ­явил се­бя хри­сти­а­ни­ном. Это при­ве­ло Оль­гер­да и всех при­сут­ству­ю­щих в та­кую ярость, что они тут же ста­ли же­сто­ко из­би­вать ис­по­вед­ни­ка, по­сле че­го, по при­ка­за­нию кня­зя, он был ввер­жен в ту же тем­ни­цу, в ко­то­рой то­мил­ся его брат свя­той Ан­то­ний. Тол­пы лю­дей при­хо­ди­ли к тем­ни­це, чтобы уви­деть бес­страш­ных ис­по­вед­ни­ков. Си­ла про­по­ве­ду­е­мой ими ис­ти­ны, их непре­клон­ная ве­ра и твер­дость ду­ха в тяж­ких усло­ви­ях за­то­че­ния на­столь­ко по­ра­жа­ли на­род, что мно­гие при­ни­ма­ли Свя­тое Кре­ще­ние. Язы­че­ские жре­цы ста­ли тре­бо­вать от Оль­гер­да, чтобы тот пре­дал свя­тых бра­тьев смер­ти и та­ким об­ра­зом пре­сек быст­ро рас­про­стра­няв­шу­ю­ся в на­ро­де ве­ру во Хри­ста. Ве­ли­кий князь усту­пил тре­бо­ва­нию языч­ни­ков, но сна­ча­ла ре­шил каз­нить од­но­го свя­то­го Ан­то­ния, на­де­ясь, что свя­той Иоанн сно­ва от­ре­чет­ся от хри­сти­ан­ства.

Всю ночь пе­ред каз­нью про­вел свя­той Ан­то­ний в мо­лит­ве, бла­го­да­ря Бо­га за нис­по­слан­ный ему му­че­ни­че­ский ве­нец и про­ся Его укре­пить бра­та в ожи­да­е­мых им тяж­ких ис­пы­та­ни­ях. Утром 14 ап­ре­ля 1317 го­да оба свя­тых му­че­ни­ка при­ча­сти­лись Свя­тых Та­ин, за­тем свя­то­го Ан­то­ния по­ве­ли на казнь. Языч­ни­ки по­ве­си­ли его на ду­бе.

Свя­той же Иоанн по-преж­не­му был тверд и непре­кло­нен в хри­сти­ан­ской ве­ре, по-преж­не­му про­дол­жал про­по­ве­до­вать на­ро­ду, сте­кав­ше­му­ся к тем­ни­це. Обо­злен­ные языч­ни­ки звер­ски рас­пра­ви­лись с ним. 24 ап­ре­ля 1347 го­да они сна­ча­ла уда­ви­ли его, за­тем мерт­во­го по­ве­си­ли на том же ду­бе, как и пред­ска­зы­вал пе­ред смер­тью свя­той Ан­то­ний. Те­ла свя­тых му­че­ни­ков бы­ли с че­стью по­гре­бе­ны ве­ру­ю­щи­ми хри­сти­а­на­ми в хра­ме во имя свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца.

Му­че­ни­че­ская смерть свя­тых Ан­то­ния и Иоан­на при­нес­ла бла­го­дат­ный ду­хов­ный плод. Род­ствен­ник свя­тых бра­тьев Круг­лец, при­двор­ный кня­зя Оль­гер­да, по­тря­сен­ный стой­ко­стью му­че­ни­ков, при­нял Свя­тое Кре­ще­ние от свя­щен­ни­ка Несто­ра с име­нем Ев­ста­фий. По­сле Кре­ще­ния Ев­ста­фий стал ве­сти ис­тин­но хри­сти­ан­ский об­раз жиз­ни, ис­пол­няя все уста­вы пра­во­слав­ной церк­ви. Од­на­жды ве­ли­кий князь, ко­то­рый очень лю­бил сво­е­го мо­ло­до­го при­двор­но­го, за­ме­тил, что тот отрас­тил се­бе во­ло­сы. На во­прос Оль­гер­да, не хри­сти­а­нин ли он, Ев­ста­фий от­кры­то ис­по­ве­дал се­бя хри­сти­а­ни­ном. Та­кое при­зна­ние при­ве­ло кня­зя к ярость. Же­лая от­вра­тить ис­по­вед­ни­ка от Хри­сто­вой ве­ры, он стал при­нуж­дать свя­то­го Ев­ста­фия съесть мя­со. Это бы­ло в пят­ни­цу Рож­де­ствен­ско­го по­ста. Свя­той му­че­ник от­ка­зал­ся. То­гда Оль­герд при­ка­зал бить юно­шу же­лез­ны­ми пал­ка­ми. Но он толь­ко сла­во­сло­вил и бла­го­да­рил Бо­га за то, что Он удо­сто­ил его по­стра­дать за Свое Свя­тое Имя. Оже­сто­чен­ный князь при­ка­зал вы­ве­сти об­на­жен­но­го свя­то­го Ев­ста­фия на силь­ный мо­роз и лить в его уста ле­дя­ную во­ду. От этой пыт­ки те­ло стра­даль­ца по­си­не­ло от хо­ло­да, вре­ме­на­ми оста­нав­ли­ва­лось ды­ха­ние, но он и это му­че­ние вы­нес с Бо­жи­ей по­мо­щью. Оль­герд в бе­шен­стве по­ве­лел раз­дро­бить ему ко­сти ног от по­дош­вы до ко­лен, со­рвать с го­ло­вы вме­сте с ко­жей во­ло­сы, от­ре­зать уши и нос. Так му­чи­ли свя­то­го три дня. Свя­той Ев­ста­фий уте­шал хри­сти­ан, пла­кав­ших при ви­де его му­че­ний: «Не плачь­те обо мне, бра­тия, что раз­ру­ша­ет­ся это зем­ное жи­ли­ще мо­ей ду­ши, по­то­му что вско­ре я на­де­юсь по­лу­чить для нее у Гос­по­да оби­тель неру­ко­тво­рен­ную на небе­сах».

Оль­герд осу­дил его на казнь. Свя­той му­че­ник, несмот­ря на то, что его но­ги бы­ли раз­дроб­ле­ны, укреп­ля­е­мый по­мо­щью Бо­жи­ей, шел на ме­сто каз­ни так бод­ро, что му­чи­те­ли, вед­шие его, ед­ва успе­ва­ли за ним, изум­ля­ясь яв­но­му чу­ду. 13 де­каб­ря 1347 го­да свя­той Ев­ста­фий был му­чим и под­ве­шен на том же ду­бе, что и его род­ствен­ни­ки свя­тые Ан­то­ний и Иоанн. Его чест­ное те­ло бы­ло остав­ле­но на де­ре­ве близ­ко от зем­ли, чтобы его мог­ли съесть хищ­ные зве­ри и пти­цы, но ни один зверь, ни од­на пти­ца не мог­ли при­бли­зить­ся к те­лу: об­лач­ный столп за­щи­щал его от хищ­ни­ков.

Через три дня остан­ки свя­то­го Ев­ста­фия бы­ли по­гре­бе­ны в Ни­коль­ском хра­ме, ря­дом с те­ла­ми свя­тых бра­тьев Ан­то­ния и Иоан­на. На том ме­сте, где рань­ше рос дуб, впо­след­ствии был воз­двиг­нут храм во Имя Пре­свя­той Тро­и­цы. Во вре­мя пе­ре­не­се­ния тел свя­тых стра­сто­терп­цев в этот храм бы­ли об­ре­те­ны нетлен­ны­ми их мо­щи, от ко­то­рых со­вер­ша­лись чу­де­са и ис­це­ле­ния. По прось­бе пра­во­слав­ных ли­тов­цев, свя­ти­тель Алексий, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский († 1378; па­мять 12 фев­ра­ля), об­ра­тил­ся к Кон­стан­ти­но­поль­ско­му пат­ри­ар­ху Фило­фею (1354–1355, 1362–1376) с тем, чтобы он бла­го­сло­вил при­чис­лить му­че­ни­ков к ли­ку свя­тых. Пат­ри­арх уже в 1364 го­ду при­слал пре­по­доб­но­му Сер­гию Ра­до­неж­ско­му († 1392; па­мять 25 сен­тяб­ря) крест с мо­ща­ми свя­тых Ан­то­ния, Иоан­на и Ев­ста­фия.

Картинки по запросу Мученики Анто́ний, Иоа́нн и Евста́фий

По­двиг свя­тых му­че­ни­ков имел ве­ли­кое зна­че­ние для всей Лит­вы. Сам князь Оль­герд не толь­ко воз­вра­тил­ся к хри­сти­ан­ской ве­ре, но в кон­це жиз­ни при­нял ино­че­ство. Все его 12 сы­но­вей бы­ли хри­сти­а­на­ми. К кон­цу XIV ве­ка по­ло­ви­на жи­те­лей Виль­ны ис­по­ве­до­ва­ли пра­во­сла­вие. Впо­след­ствии на про­тя­же­нии сто­ле­тий мо­щи свя­тых стра­сто­терп­цев Ан­то­ния, Иоан­на и Ев­ста­фия не толь­ко про­слав­ля­лись чу­де­са­ми, ис­хо­див­ши­ми от них, но и пре­тер­пе­ли мно­го ис­пы­та­ний. В 1915 го­ду при на­ступ­ле­нии нем­цев эти свя­ты­ни, как са­мые дра­го­цен­ные ре­лик­вии пра­во­сла­вия в При­бал­тий­ском крае, бы­ли взя­ты в Моск­ву мит­ро­по­ли­том Тихоном, бу­ду­щим пат­ри­ар­хом. В па­мя­ти ве­ру­ю­щих Виль­ню­са и по сей день жи­вут груст­ные вос­по­ми­на­ния о про­ща­нии со свя­ты­ми му­че­ни­ка­ми и ра­дост­ные – о тор­же­ствен­ной встре­че мо­щей свя­тых Ан­то­ния, Иоан­на и Ев­ста­фия в 1946 г. в Ви­лен­ском Свя­то-Ду­хо­вом мо­на­сты­ре. Да­та их воз­вра­ще­ния – 13 (26) июля – с тех пор еже­год­но тор­же­ствен­но от­ме­ча­ет­ся в этом мо­на­сты­ре. https://azbyka.ru/days/saint/597/224/2589/group

Святые  Виленские  мученики Антоние,  Иоанне,  Евстафие,  молите  Бога  о  нас!

Print your tickets