ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ: Сорок Севастийских мучеников

В 313 го­ду им­пе­ра­тор Кон­стан­тин Ве­ли­кий под­пи­сал за­кон о сво­бо­де ис­по­ве­да­ния ве­ры. Его со­пра­ви­тель им­пе­ра­тор Ли­ки­ний то­же под­пи­сал этот за­кон, но в под­власт­ных ему об­ла­стях го­не­ния на хри­сти­ан про­дол­жа­лись. Око­ло 320 го­да в го­ро­де Се­ва­стии, в Ар­ме­нии, сто­я­ло рим­ское вой­ско. В вой­ске на­хо­ди­лось 40 во­и­нов-хри­сти­ан ро­дом из Кап­па­до­кии (ныне на тер­ри­то­рии Тур­ции). Во­е­на­чаль­ник Аг­ри­ко­лай при­нуж­дал их при­не­сти жерт­ву идо­лам, но во­и­ны от­ка­за­лись.

То­гда во­и­нов аре­сто­ва­ли и свя­зан­ны­ми по­ве­ли к озе­ру близ го­ро­да Се­ва­стии. Сто­я­ла зи­ма, ве­че­ре­ло. Во­и­нов раз­де­ты­ми по­ста­ви­ли в по­кры­тое льдом озе­ро. Страш­ная сту­жа ско­ва­ла чле­ны свя­тых му­че­ни­ков, и они на­ча­ли за­мер­зать. Му­че­ние это бы­ло для них осо­бен­но тя­же­лым, по­то­му что на бе­ре­гу озе­ра для со­блаз­на бы­ла по­став­ле­на теп­лая ба­ня. Кто хо­тел спа­сти свою жизнь, дол­жен был за­явить тю­рем­но­му сто­ро­жу, что он от­рек­ся от Хри­ста, и то­гда он мог вой­ти в теп­лую ба­ню и ото­греть­ся. Всю ночь во­и­ны му­же­ствен­но пе­ре­но­си­ли лю­тый мо­роз, обод­ряя друг дру­га и поя свя­щен­ные гим­ны Бо­гу.

Ран­ним утром один из во­и­нов не вы­дер­жал стра­да­ний. Он вы­шел из озе­ра и по­спе­шил к бане.

Картинки по запросу 40 мучеников севастийских

Но как толь­ко теп­лый воз­дух кос­нул­ся его те­ла, он упал мерт­вым. Вско­ре по­сле это­го тю­рем­ный сто­рож Аг­лаий уви­дел, как над му­че­ни­ка­ми, остав­ши­ми­ся в озе­ре, за­бли­стал незем­ной свет. Аг­лаий был так по­тря­сен этим чу­дом, что, объ­явив се­бя хри­сти­а­ни­ном, сбро­сил с се­бя одеж­ду и при­со­еди­нил­ся к 39 му­че­ни­кам. Му­чи­те­ли, при­шед­шие немно­го спу­стя, уви­де­ли, что во­и­ны-хри­сти­ане не толь­ко не за­мерз­ли, но, по-ви­ди­мо­му, да­же ото­гре­лись. То­гда му­чи­те­ли мо­ло­та­ми пе­ре­би­ли им го­ле­ни и по­бро­са­ли в огонь, а по­том обуг­лен­ные ко­сти му­че­ни­ков сбро­си­ли в ре­ку.

Страдание святых 40 мучеников Севастийских

Через три дня му­че­ни­ки яви­лись епи­ско­пу Се­ва­стий­ско­му Пет­ру и рас­ска­за­ли о сво­ем по­дви­ге. Еп. Петр со­брал их ко­сти и с че­стью по­хо­ро­нил. Име­на му­че­ни­ков со­хра­ни­лись: Ки­ри­он, Кан­дид, Домн, Ис­и­хий, Ирак­лий, Сма­рагд, Ев­но­ик, Ва­лент, Ви­ви­ан, Клав­дий, Приск, Фе­о­дул, Ев­ти­хий, Иоанн, Ксан­фий, Или­ан, Си­си­ний, Аг­гей, Ае­тий, Фла­вий, Ака­кий, Ек­де­кий, Ли­си­мах, Алек­сандр, Илий, Гор­го­ний, Фе­о­фил, До­ми­ти­ан, Га­ий, Леон­тий, Афа­на­сий, Ки­рилл, Са­кер­дон, Ни­ко­лай, Ва­ле­рий, Филик­ти­мон, Се­ве­ри­ан, Ху­ди­он, Ме­ли­тон и Аг­лаий. Па­мять 40 му­че­ни­ков от­но­сит­ся к кру­гу наи­бо­лее чти­мых празд­ни­ков. В день их па­мя­ти, 9 мар­та, об­лег­ча­ет­ся стро­гость Ве­ли­ко­го по­ста и со­вер­ша­ет­ся Ли­тур­гия Пре­ждео­свя­щен­ных да­ров. https://azbyka.ru/days/saint/1477/1846/174/3882/1940/1798/397/3550/5378/3519/1395/2649/2368/1949/2841/1664/2764/3874/4617/1378/1468/5020/3523/937/5537/599/1993/105/5518/2002/445/1521/4961/1827/2505/3304/487/2617/2855/3451/group

Издавна у христиан был обычай в день памяти Севастийских мучеников лепить из  теста  и  печь  «жаворонков» —  булочки  в  виде  птиц.  Почему именно жаворонки? Крестьяне, обращая внимание на то, что поющий жаворонок то взмывает ввысь, то камнем «падает» к земле, объясняли это особым дерзновением и смирением этих птиц пред Богом. Жаворонок быстро устремляется кверху, но, пораженный величием Господа, в глубоком благоговении склоняется вниз. Так жаворонки, по мысли наших благочестивых предков, изображали собой песнь славы Господу, вознесенную мучениками, их смирение и устремленность ввысь, в Царство Небесное, к Солнцу Правды — Христу.                                             Источник: http://www.nsad.ru/

Картинки по запросу 40 мучеников севастийских   Ð¡Ð¾Ñ€Ð¾Ðº мучеников Севастийских. Жаворонки

3-я Неделя ВЕЛИКОГО ПОСТА, Крестопоклонная

(Евр.4:14–5:6; Мк.8:34–9:1)

Евангелие святого апостола Марка, глава 8, стих 34 — глава 9, стих 1:

34 И, подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною.
35 Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее.
36 Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?
37 Или какой выкуп даст человек за душу свою?
38 Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами.
И сказал им: истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе.

Послание апостола Павла к Евреям, Глава 4, стих 14 — Глава 5, стих 6:

14 Итак, имея Первосвященника великого, прошедшего небеса, Иисуса Сына Божия, будем твердо держаться исповедания нашего.
15 Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха.
16 Посему да приступаем с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи.
1 Ибо всякий первосвященник, из человеков избираемый, для человеков поставляется на служение Богу, чтобы приносить дары и жертвы за грехи,
2 могущий снисходить невежествующим и заблуждающим, потому что и сам обложен немощью,
3 и посему он должен как за народ, так и за себя приносить жертвы о грехах.
4 И никто сам собою не приемлет этой чести, но призываемый Богом, как и Аарон.
5 Так и Христос не Сам Себе присвоил славу быть первосвященником, но Тот, Кто сказал Ему: Ты Сын Мой, Я ныне родил Тебя;
6 как и в другом месте говорит: Ты священник вовек по чину Мелхиседека.

Феофилакт Болгарский. Толкование на Евангелие от Марка

(Мк. 8:34 — Мк. 9:1) Мк.8:34. И, подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною.
Мк.8:35. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее.
Мк.8:36. Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?
Мк.8:37. Или какой выкуп даст человек за душу свою?

Поскольку Петр прекословил Христу, желавшему предать Себя на Распятие, то Христос призывает народ и вслух говорит, направляя речь главным образом против Петра: Ты не одобряешь того, что Я беру Крест, а Я говорю тебе, что ни ты, ни другой кто не спасетесь, если не умрете за добродетель и истину. Заметь, Господь не сказал: умри и тот, кто не хотел бы умирать, но «кто хочет». Я, – говорит, – никого не принуждаю. Призываю не на зло, а на добро, а потому, кто не хочет, тот и не достоин сего. Что значит отвергнуться себя? Это мы поймем, когда узнаем, что значит отвергнуться другого кого-либо. Кто отвергается другого кого-либо: отца ли, брата ли, или кого-либо из домашних, тот, хотя бы смотрел, как его бьют или убивают, не обращает внимания и не соболезнует, сделавшись чуждым ему. Так и нам повелевает Господь, чтоб и мы ради Его презирали свое тело и не щадили его, хотя бы били или порицали нас. «Возьми крест свой», сказано, то есть поносную смерть, ибо крест почитался тогда орудием поносной казни. А как многих распинали и разбойников, то присовокупляет, что с распятием должно иметь и другие добродетели, ибо это означают слова: «следуй за Мною». Поскольку же повеление предавать себя на смерть показалось бы тяжким и жестоким, то Господь говорит, что оно напротив весьма человеколюбиво; ибо кто погубит душу свою, но ради Меня, а не как разбойник казнимый или самоубийца (в сем случае смерть будет не ради Меня), тот, – говорит, – обретет душу свою, между тем как думающий приобрести душу, погубит ее, если во время мучения не устоит. Не говори Мне, что этот последний сбережет себе жизнь, ибо если бы он даже приобрел целый мир, все бесполезно. Спасение нельзя купить никаким богатством. Иначе, приобретший весь мир, но погубивший душу свою, отдал бы все тогда, когда будет гореть в пламени, и таким образом искупился бы. Но такой выкуп там невозможен. Здесь заграждаются уста и тех, которые вслед за Оригеном говорят, что состояние душ переменится на лучшее после того, как они накажутся соразмерно грехам своим. Да слышат они, что там никак нельзя дать выкупа за душу, и мучиться только в той мере, сколько нужно будто бы для удовлетворения за грехи.

Мк.8:38. Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами.

Не довольно одной внутренней веры: требуется и исповедание уст. Ибо как человек двойствен, то двоякое должно быть и освящение, то есть освящение души посредством веры и освящение тела посредством исповедания. Итак, кто «постыдится» исповедать Распятого Богом своим, того и Он «постыдится», признает недостойным рабом Своим, когда «приидет» уже не в смиренном виде, не в уничижении, в котором являлся здесь прежде и за которое некоторые стыдятся Его, но «в славе» и с воинством Ангельским.

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

Свт. Феофан (Говоров), Затворник Вышенский

«Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною» (Мк.8:34).

За Господом крестоносцем нельзя идти без креста; и все идущие за Ним, непременно идут с крестом. Что же такое этот крест? Всякого рода неудобства, тяготы и прискорбности, налегающие и извне, и извнутри на пути добросовестного исполнения заповедей Господних в жизни по духу Его предписаний и требований. Такой крест так срощен с христианином, что где христианин, там и крест этот, а где нет этого креста, там нет и христианина. Всесторонняя льготность и жизнь в утехах не к лицу христианину истинному. Задача его себя очистить и исправить. Он, как больной, которому надо делать то прижигания, то отрезания, а этому как быть без боли? Он хочет вырваться из плена врага сильного; а этому как быть без борьбы и ран? Он должен идти наперекор всем окружающим его порядкам, а это как выдержать без неудобства и стеснений? Радуйся же, чувствуя на себе крест, ибо это знак, что ты идешь вслед Господа, путем спасения в рай. Потерпи немного. Вот-вот конец и венцы!

СОВРЕМЕННЫЕ КОММЕНТАРИИ
(Мк.8:34–9:1)

Протоиерей Павел Великанов

В сегодняшнем чтении Христос Спаситель обращается к Своим слушателям с весьма радикальным заявлением. Тот, кто не готов расстаться со своей жизнью ради Иисуса и Его благой вести — практически не имеет шансов оказаться в Царстве Небесном.

Что это? Религиозный фанатизм? Или, быть может, всего лишь шокирующий риторический приём, чтобы слушатели не расслаблялись? Или же здесь речь идёт о чём-то крайне важном — но только вовсе не на поверхности лежащем?

Ключевая фраза — «отвергнись себя». Именно к отвержению себя относятся и слова о крестоношении, о бессмысленности трястись над ценостью своей жизни или души, о том, что ценность каждой души бесконечна. Вроде бы смысл этой заповеди — «отвергнись себя» — вполне очевиден. Не надо ничего искать своего, отсечь все свои желания и устремления, и стремиться только к одному: выполнять волю Божию с предельной тщательностью и вниманием. Вроде бы всё правильно, да только есть одна проблема. Если бы Богу нужны были отряды абсолютно послушных и дисциплинированных последователей, Он бы существенно ограничил сами рамки человеческой свободы — как это, к примеру, это делается в любом режимном заведении — военной части, тюрьме или больнице. Или, возьмём более приятный пример — в монастыре. Но ведь зачем-то Бог дал — да не просто «дал», а буквально щедро одарил каждого из нас практически безграничной свободой — и при этом Он не «бьёт линейкой по рукам», лишь только мы что-то не так делаем? Зачем же Он так делает — даёт море свободы, чтобы мы и не пытались в нём учиться плавать? Разве не странно?

Я уже слышу, как начитанный в аскетической литературе подобрал правильный ответ. Он бы сказал: главное, что может дать человек Богу — это свобода личности. Это та жертва, которая только и достойна быть принесённой Господу Богу. Но что значит — отдать свою свободу Богу? То есть я перестаю существовать, я упраздняюсь как личность со всеми своими интересами и желаниями и превращаюсь в своего рода «киборга», программу для действий которого пишет Бог — а робот лишь автоматически её выполняет? Увы, как это ни звучит гротескно и ужасно, но и такое понимание воли Божией порой приходится встречать. И когда такой «киборг» подходит ко священнику за благословением, это напоминает загрузку очередной порции программного обеспечения. Он ощущает себя всего лишь инструментом в чужих руках — и всего лишь честно и ответственно делает порученное ему чужое дело.

Но нужны ли Богу такие «киборги»? Ради них ли создавалась вся эта удивительная Вселенная? Весь чудный растительный, животный мир? Вся эта красота восходов и закатов, далёких звёзд, нежного дыхания теплого весеннего ветра? Киборгам ведь всё это не нужно: у них работает программа! Которую они выполняют!

Увы, но в сегодняшнем чтении мы скорее видим отрицательную, негативную сторону о самоотвержении — и пропускаем другую, положительную. Каждый из нас для Бога — несоизмеримо дороже всего тварного мира. Это не я сказал, а Он Сам. Значит, внутри каждого из нас — не какой-то «недоделанный киборг с кривым программным обеспечением», а некто совсем иного порядка. Иисус Христос утверждает, что в каждом из нас — ни больше, ни меньше — целый Бог! Пусть и несколько поменьше — но называя нас «сынами Божиими», Бог Творец утверждает нашу родственную связь с Ним Самим! Мы — не наёмники, не рабы и не заключённые, а Его родные и дорогие дети! И что из этого следует?

Мы — совсем не «киборги». Каждый из нас — огромная Вселенная. Микрокосмос. В которой я — Господь и Бог. Моего мира. И только от меня, от моего свободного решения зависит, захочу ли я управлять этим миром, прислушиваясь к своему любимому Отцу — который и подарил мне весь этот мир — или же я отвернусь от Него, даже не поблагодарив — и начну дурить так, как мне взбредёт в голову. И отвержение себя, о котором сегодня и говорит нам Евангелие — это вовсе не упразднения меня как такового, а сознательный и свободный отказ от всего, что препятствует раскрытию во мне этой Божественной задумки. Где эти препятствия? Эгоизм, инфантилизм, поверхностность, страх, малодушие, зависимости — всё это блокирует саму возможность реализации замысла Бога обо мне.

Помоги же нам, Господи, в оставшиеся дни Великого Поста ещё раз внимательно пересмотреть свою жизни и научиться разбираться, что помогает нам расти дальше в нашем сыновнем достоинстве, а что — превращает в жалких рабов греховности и страстей!

***

Священник Стефан Домусчи

Сегодняшнее воскресенье называется в церковной традиции Крестопоклонной Неделей. Мы достигли середины поста и Церковь напоминает нам, что на пути к Пасхе нам не миновать креста, потому что только умершее и может воскреснуть. Но это напоминание не только о Христе и том, что ради нашего спасения Ему необходимо было не только воплотиться, не только прожить человеческую жизнь, но и умереть на кресте. Это напоминает нам о собственной жизни и том, какое место в ней занимает нравственный подвиг.

Кому из нас не хотелось бы легкой и простой жизни. Чтобы все в ней получалось, чтобы решения давались просто, чтобы мы были владели собой и своими эмоциями… Но даже совершенно неверующий и ничего не знающий об аскетике человек сталкивается с проблемами. Не надо быть особенно верующим, чтобы понять, что в твоей внутренней жизни есть сложности, что ты обижаешься тогда, когда сам понимаешь, что это глупо и разрушает тебя изнутри, что ты гневаешься в тот момент, когда надо держать себя в руках. В этом смысле, с грехом внутри себя знакомы даже те, кто ни о каком грехе не слышал или не согласен с тем, что такое явление существует.

Это внутренне рабство было свойственно человеку не всегда. Как известно, человек был сотворен для того, чтобы свободно следуя воле Божьей и возрастая духовно, получить от Бога божественные совершенства. При этом человек не был рабом своего тела и своей эмоциональной сферы. Однако он был свободен это изменить и поддался искушению, захотел быть Богом сам по себе. Казалось бы, что плохого в свободе?

— Разве Бог не сотворил его свободным?

— Конечно, сотворил. Именно что свободным, а не поддающимся первому попавшемуся искушению. Адам воспользовался свободным , но это был выбор на понижение. Когда человек злится — он тоже делает это свободно, ведь его никто не принуждает. Но что это за свобода? Может быть ему только кажется, что он свободен? Свободен гневаться, свободен позволять себе разврат или свободен не прощать… Такая легкая свобода… свобода потакать самому себе. Чтобы понять ее цену достаточно попробовать быть свободным наоборот. Тебя злят, а ты свободен от злости и не злишься… Тебя обижают, но ты свободен не обижаться… а раз свободен — значит не обижаешься. Все хорошо и красиво выглядит… только ни у кого не получается. Свободно потакать себе очень удобно, но стоит отдавать себе отчет, что эта свобода неполная и в этой неполноте совершенно мнимая… призрачная.

И вот Бог, Который, конечно же, не забывал о человеке и том, для чего он был сотворен, приходит, чтобы нас освободить. Самое же поразительное в том, что освобождать человека из его собственного плена можно только свободно. Насильно сделать кого-нибудь свободным не получится. Именно поэтому Бог непросто нас освобождает, но становится человеком Сам и своим послушанием исцеляет наше непослушание… Приобщая нас своей настоящей свободе, делает нас способными так же поступать свободно.

И что же мы? Свободны?

Очевидно нет, потому что сделать нас свободными автоматически невозможно. Получив возможность свободы через крещение, мы начинаем долгий путь к тому, чтобы эта свобода стала нашим навыком, чтобы она стала по-настоящему нашей.

Сегодняшнее чтение говорит о нашем пути к свободе как о пути за Христом на крест. Наша мнимая свобода такая легкая, что мы не сразу осознаем как крест может быть связан с освобождением. Но давайте попытаемся проявить нашу свободу в том, чтобы совершить поступок любви в отношении человека, который нас оскорбил или просто нам очень неприятен. Мы довольно быстро поймем, что это невыносимо сложно, что это крест — не физический, конечно, но духовный. И взяв этот этот мы идем за Христом на голгофу, чтобы там не постыдиться нашего ученичества, но остаться рядом с Ним. Только крест наш чаще всего не внешние испытания, но рождение в собственную свободу. Свободу от греха. Не постыдиться креста Христова — значит совершать поступки любви там, где они вызывают недоумение и осуждение, быть щедрым, когда не хватает самому, человеческую злобу и превозношение исцелять милостью и прощением.

***

Иеромонах Феоктист Игумнов

Думаю, любому священнику неоднократно приходилось слышать слова о том, что он, священник, должен утешать тех, кто приходит в храм и, особенно, на исповедь. Очень многие люди именно эту функцию видят первоочередной в служении священника. Они приходят со своими печалями и горестями, со своими неразрешёнными конфликтами, со своей болью и ждут утешения. Зачастую им нужны лишь свободные уши, нужна возможность высказаться, нужно простое сочувствие. Их можно понять. Но невозможно соответствовать их ожиданиям. Мне вспоминается одна женщина, которая в ответ на мои слова, которые состояли исключительно из цитаты части сегодняшнего евангельского чтения, очень сильно возмутилась и стала буквально кричать на меня: «Что вы такое говорите?! Причём тут Евангелие?! Вы разве не видите, мне плохо! А вы должны сказать мне добрые слова, поддержать меня и утешить!» Я очень ей благодарен. Она сказала о том, что многие носят в себе и стесняются высказать, она же смогла озвучить эту мысль и эту проблему. Проблема же в том, что Евангелие это не самая приятная книга. В нем немного мест, которые можно читать без внутреннего напряжения. Мало мест, которые были бы утешением. Евангелие — это вызов. Если читать его честно, открытым умом и открытым сердцем, то возникает уйма вопросов к самому себе. Нынешний отрывок как раз из таких мест. Он предельно чётко говорит о том, что перед каждым христианином каждую секунду стоит выбор: я или Христос. Моё удобство, мой комфорт или слова Христа. Моя воля или повеления Христа. Моя выгода или слава Христа. Невозможно быть христианином и избежать этого выбора. В равной степени невозможно сделать его однажды и уже не возвращаться к нему. Нигде и никогда, ни намёком, ни полусловом Христос Спаситель не обещал своим ученикам спокойной и комфортной жизни. Он не говорил о том, что все будут любить нас, будут нас с удовольствием слушать. Он не говорил, что жизнь христианина будет во всех отношениях приятной. Напротив, Он говорит, в том числе и сегодня, о том, что для вечной жизни в Его Царстве мы должны умереть для себя. Потерять душу свою ради Него и Евангелия. Или, другими словами, видеть сердцевиной своей жизни не самих себя, свою семью и свои интересы, а исключительно евангельское благовестие и слова Христа. Это непросто. Хотя бы потому, что награда за житейскую смекалку близка и очевидна, а та награда, которую обещает Своим ученикам Христос кажется далёкой, непонятной, а кому-то она и вовсе видится ненужной, кого-то вполне устраивает то, что он может приобрести на пути удовлетворения своих потребностей здесь и сейчас. Переубедить нашими слабыми словами таких людей невозможно. Да, собственно, глупо думать, что это возможно, смешно надеяться, что кто-то благодаря убеждению и словам сможет изменить своё отношение к жизни и к Евангелию. Для того, чтобы суметь услышать голос Христа и пойти вслед за Ним, Он Сам должен коснуться сердца человека. И Он коснётся. В том числе и сегодня, в середине Великого поста. Постараемся же открыть своё сердце для Него и услышать Его голос, который зовёт всех нас в славу Царства Небесного.

ПРОПОВЕДЬ ДНЯ

Неделя третья Великого поста
(Евр.4:14–5:6; Мк.8:34–9:1)

Протоиерей Вячеслав Резников

Напомнив, что Господь пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию, церковь сегодня выносит перед нами святой крест. Дважды в году совершается торжественный вынос креста из алтаря на середину храма: в день Воздвижения и сегодня, в крестопоклонную неделю. Но тогда он воздвигается над людьми, торжественно и победоносно. А сегодня он – «полагается» пред нами. Преступника сначала клали на лежащий крест и прибивали гвоздями, а потом этот крест уже поднимали. Итак, крест лежит посреди храма. И из недр этого креста, как из неопалимой купины, звучит слово Божие: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой, и следуй за Мною». Причем, всякого «себя»: не только плохого, но и «хорошего». И своих грехов, и своей праведности, и своих страстей, и своих заслуг…

А чтобы отвергнуться себя, надо сначала придти в себя, как пришел в себя блудный сын (Лк.15:17). Вот он возвращается – грязный, все промотавший. Он идет пользоваться тем, что за это время преумножено его отцом и братом. Он идет положить к ногам отца свое сыновство, и просить милости быть хотя бы наемником в его доме. Он распял не только свои страсти и свои былые влечения, но и свое достоинство, свою гордость. Но и чтобы простить, тоже надо себя распять. И отец тоже это делает. Но не в ответ на самораспятие сына. Любовь отца еще раньше, изначально распята, сердце его давно открыто, лишь бы сын вернулся.

Не смог себя распять лишь старший брат. Не смог отвергнуться себя, такого хорошего, преданного, никуда не уходившего и ни копейки не промотавшего. Он презирает и просящего прощения брата, и так легко прощающего отца. Он вполне человек мира, человек «рода сего». В «роде сем» человек, это звучит гордо! Род сей говорит: как ты можешь унизиться и просить прощения? Как ты можешь вот так легко прощать? И даже просто носить на груди крест в «роде сем» стыдно: значит, показываешь свою слабость, что сам на себя не надеешься. Да и надеешься-то на кого? На того, кто сам себя не мог защитить. А Господь говорит: «Кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами».

Человек приходит в себя, когда осознает, что именно ему, и никому другому предназначен этот лежащий посреди храма крест. Казалось бы, как никогда приблизились страдания. Но на самом деле «ныне ближе к нам спасение». Казалось бы, пришла ночь смерти, но на самом-то деле «ночь прошла, а день приблизился», и «наступил уже час пробудиться нам от сна». (Рим.13:11-12). И не взяв креста, невозможно «получить милость и обрести благодать для благовременной помощи». Потому что лежащий перед нами крест, это одновременно и – тот самый жертвенник, на котором Первосвященник великий прошел небеса с приношением Своей безгрешной плоти. И слово Божие побуждает приступать «с дерзновением» к этому «престолу благодати». Потому что этот Первосвященник может и «сострадать нам в немощах наших», так как Он, «подобно нам, искушен во всем, кроме греха».

ИСТОЧНИК: http://hram-troicy.prihod.ru/pravoslavnyjj_kalendar

Print your tickets